Главная
Регистрация
Вход
Среда
18.07.2018
22:54
Приветствую Вас Гость | RSS
morari

Меню сайта

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа


 morari 
1. Северная Индия. Туристско-географический обзор, озеро Цо Морари.


Описываемое путешествие совершалось в районе Индийских Гималаев на территории штатов Джамму и Кашмир и Химчал-Прадеш. Путешествие включало в себя три основных элемента: выезд на оз. Цо Морари и в его окрестности, акклиматизационное кольцо в окрестностях г. Леха, и основной маршрут из Занскарской котловины через Большой Гималайский хребет в южные предгорья Гималаев. Кроме того, в апреле 2000 г. частью участников было предпринято путешествие в предгорьях Гималаев в долине Кулу, послужившее в качестве рекогносцировки.
По данному району имеется большое количество англоязычной литературы, которая может быть использована для детальной подготовки путешествия. Ниже приведены основные факты, необходимые для оценки целесообразности совершения такого путешествия и для планирования путешествия в целом.
Морфология и географическое районирование. Общее понятие «северные индийские Гималаи» объединяет в себе систему хребтов, протянувшихся в направлении с северо-запада на юго-восток по территориям индийских штатов Джамму и Кашмир, Химчал-Прадеш и Ут-тар-Прадеш (Уттараханд). Далее расположены Непал, Сикким, Бутан и Восточная Индия, выходящие за рамки данного обзора.
Основу этой системы составляет Большой Гималайский хребет с основными вершинами Нунь (7135 м) и Кунь (7085 м) в Джамму и Кашмире, Шилла (7026 м) в Химчал-Прадеше, Бандринат (7139 м), Камет (7756 м) и Нанда Деви (7817 м) в Уттар-Прадеше, и Нанга Парбат (8126 м) на территории, контролируемой Пакистаном. Параллельно ему с северной стороны протянулись хребты Занскар, Ладакх и ряд более мелких. С южной стороны расположено нагорье Лахол и целый ряд небольших хребтов, изрезанных речными долинами в разнообразных направлениях. В самом грубом приближении, Северная Индия состоит из трех районов, сильно различающихся по природе, климату, населению и т.п.:

— Гималайская и трансгималайская часть штата Джамму и Кашмир

— Южные предгорья Гималаев

— Западная оконечность Гималаев (собственно Кашмир).

Наибольший интерес представляет, безусловно, гималайская и трансгималайская Индия, иногда именуемая также Индийским, Западным, или Малым Тибетом. Она включает, в свою очередь, ряд весьма четко очерченных районов, крупнейшим из которых является Ладакх — «страна нескольких перевалов» (la — перевал, dakh — несколько). Это расположенная на небольшой высоте (около 3300 м) котловина в долине р. Инд, ограниченная хр. Ладакх с се-верной стороны и хр. Занскар с южной. Столица Ладакха — г. Лех — является административным центром всего Индийского Тибета. Район включает в себя несколько относительно автономных долин: Шам и Жунь на р. Инд, густонаселенную долину р. Марха, с севера отделенную от долины Инда хребтом Сток, долину Карнак у подножия хр. Занскар, и другие.
К северу от хр. Ладакх расположена теплая и плодородная долина р. Набра, простирающаяся до подножия хр. Каракорум. В нее ведет дорога из Леха через пер. Кардунг-Ла (5600 м), который является самым высокогорным автомобильным перевалом в мире. В связи с близостью к районам индо-пакистанского и индо-китайского противостояния, где время от времени продолжается самая высокогорная война в мире, эта долина является режимной территорией, путешествия по ней требуют отдельного разрешения и могут проводиться только по ограниченным маршрутам — в основном, по имеющимся дорогам и населенным пунктам. По этой причине она не представляет большого интереса для автономного туризма. (О режимных зонах и других ограничениях см. ниже.)
Район к северо-востоку от хр. Ладакх для иностранцев закрыт полностью в связи с неурегулированным территориальным спором между Индией и Китаем. Для посещения по пропускам открыта только небольшая часть озера Пангонг, к которому ведет единственная дорога. Судя по имеющимся фотографиям, ландшафты и природа этого района напоминают Восточный Памир; в частности, само озеро Пангонг, расположенное на высоте 4300 м, чрезвычайно похоже на Сарезское. Далее к северо-востоку начинается территория, оккупированная Китаем в начале 60-х гг. прошлого века, а за ней — Тибет, оккупированный в конце 50-х гг.
На востоке и юго-востоке штата, к югу от долины Инда, хр. Занскар переходит в нагорья Самад-Рокчен и Коржок, более известные по имени основных озер Цо Морари и Цо Кар (Кар-Цо). Этот район также называется Рупшу. Здесь на высоте около 4500 м можно найти живописные озера, пастбища, а высота перевалов превышает 5400 м. Как и район оз. Пангонг, эти нагорья очень похожи на Восточный Памир. Они также относятся к режимным территориям, однако не страдают избытком автомобильных дорог и населенных пунктов, выбор разрешенных маршрутов относительно широк, поэтому данный район весьма интересен с точки зрения автономного туризма.
Между хр. Занскар и Большим Гималайским хребтом находится область под названием Занскар — настолько обширная и значительная, что ее имя часто упоминается наравне с Ладакхом для характеристики региона в целом. Окруженная со всех сторон высокими хребта-ми, она веками была изолирована от цивилизации, сохраняя свою власть и свою историю. Наличие всех высотных поясов — и плодородных долин, и альпийских пастбищ — позволяло ее жителям существовать вполне автономно. Р. Занскар, собрав воды нескольких крупных притоков и многих мелких, покидает эту долину через узкое и глубокое ущелье, пропиленное ей в хр. Занскар, и впадает в р. Инд ниже г. Леха. Прямой колесной дороги из Занскара в Ладакх нет, единственный путь сообщения — кружная дорога через пер. Пензи-Ла (4400 м) и г. Каргил в Кашмире. Значительная часть коммуникаций по сей день осуществляется по устоявшимся за многие века караванным тропам, ведущим в Ладакх, Лахол и юго-западные предгорья Гималаев.
К югу от Большого Гималайского хребта, в бассейне рр. Бхага и Чандра (Ченаб), расположена область Лахол; она приобрела важное стратегическое значение после того, как через нее была проложена автодорога Манали — Лех, поставившая ее в преимущественное положение по сравнению с соседними долинами. Это, если двигаться к югу, последний пояс изолированных гималайских котловин. Климат здесь уже теплее и мягче, чем в трансгималайских районах, и в значительной мере определяется муссонами, доходящими сюда в летние месяцы. Здесь имеется ряд интересных маршрутов.
Наконец, к югу от Лахола, за последним хребтом Пир Панджал, начинается долина р. Биас, более известная как долина Кулу по имени своего административного центра. В верховьях реки расположен г. Манали — крупный туристский центр, начало и конец многих путешествий и просто всеиндийская здравница. Долина открыта прямо на юг и быстро выводит из гор. С запада к ней примыкает долина Чамба (р. Рави) — также популярный район для туризма в целом, однако слишком густонаселенный и потому представляющий лишь незна-чительный интерес для автономных путешествий.
Долина Спити и район Киннаур на востоке от долины Кулу продолжают пояс предгималайских котловин далее в сторону штата Уттар-Прадеш. (Ряд авторов причисляет Спити и северный Киннаур уже к трансгималайским районам, хотя все основные вершины находятся севернее. Впрочем, климат, флора и фауна этих районов действительно ближе к трансгималайским.) Административно Спити тяготеет к Лахолу, а Киннаур — к южным районам, не-посредственно к г. Шимла — столице штата Химчал-Прадеш. Эти районы в значительной части покрыты лесом и весьма удобны для путешествий, особенно для разнообразных «сквозных» маршрутов между долиной Кулу, Спити, Лахолом и Киннауром. Имеется ряд интересных туристских объектов, например, гора Киннаур Кайлас (6050 м) и долина Сангла в Южном Киннауре, которую некоторые авторы считают красивейшей в Гималаях. В связи с близостью к китайской границе для посещения некоторых мест требуется разрешение. В частности, интересным вариантом мог быть маршрут из Спити на расположенное относительно недалеко оз. Цо Морари (либо наоборот), однако неясно, насколько реально получить разрешение на него.
Что касается Кашмира и других районов в западной оконечности Гималаев, то этот район в настоящее время представляется малоперспективным для путешествий. Населенный преимущественно мусульманами, он долгое время был ареной противостояния между ними, индуистами-ариями и буддистами — тибетцами и ладакхцами. Политическая и социальная обстановка здесь продолжает оставаться неблагоприятной и в настоящее время; более того, в свете теракта в Нью-Йорке 11 сентября с.г. и его последствий она может стать абсолютно непредсказуемой и едва ли изменится в лучшую сторону. По этой причине западные районы в данном отчете не рассматриваются, за исключением г. Каргил, лежащего на пути из Ладакха в Занскар. Для этого маршрута также желательно использовать альтернативные или укороченные варианты.
Климат существенно различается в трех основных регионах индийских Гималаев, хотя климатические зоны не везде совпадают с названными выше географическими зонами.
Трансгималайские районы — Ладакх, Занскар, Рупшу — характеризуются континентальным климатом с минимальным количеством осадков, сильными ветрами, весьма холодной зимой и умеренно теплым летом. В Лехе, например, годовая норма осадков составляет всего 110 мм, дневная температура зимой около –3С, ночная –15С. Летом дневная температура достигает +20–25С. Летний муссон сюда практически не доходит, лишь изредка перебрасывая через Гималайский хребет порции облаков. В Ладакхе они иногда выливаются небольшим дождем в долинах и снежными зарядами на перевалах, в Занскаре осадки могут быть более обильными. В высокогорных районах, таких как Коржок, климат еще более суровый. Многие долины имеют свою собственную климатическую картину, порой весьма отличную от климата соседних районов.
Основной туристский сезон длится с июля по сентябрь. Весьма благоприятным временем также является вторая половина сентября и первая половина октября, когда прекращается косвенное влияние муссона и устанавливается ясная, прохладная (+10–15С днем в долинах) погода. Осенние шторма, как правило, начинаются во второй половине октября, постоянный снежный покров устанавливается в начале декабря. Зимой все доступные перевалы, а также большая часть остальной территории, покрыты снегом — что, однако, не препятствует местным жителям передвигаться по основным традиционным тропам, по льду рек, и не исключает пеших туристских путешествий по этим маршрутам. Весна в долинах начинается в апреле-мае, но перевалы начинают освобождаться от снега только в июне, а наиболее высокие — в начале июля.
В южных предгорьях, от Шимлы и долины Кулу до Джамму, определяющую роль играет муссон, приходящий с океана в летние месяцы (с середины июня по середину сентября), и обильные снегопады в зимнее время. Ночная и дневная температура в долинах зимой редко опускается ниже нуля, летом дневная температура – около +25С. В высокогорье муссонные дожди переходят в недолго лежащий снег. Основной туристский сезон — с сентября по конец октября, до первых осенних штормов. В это время обычно устанавливается сухая и нежаркая погода с дневной температурой +15–20С. Весьма благоприятная погода наблюдается весной (в апреле-мае), однако перевалы в это время еще закрыты снегом и лишь начинают постепенно освобождаться от него. На высотах от 3000 м в окрестностях Манали снег сходит в середине апреля, на наиболее высоких перевалах может сохраняться вплоть до первых муссонных дождей.
Климат предгималайских районов — Киннаура, Спити, Лахола и Кашмира — характеризуется как «модифицированный муссонный», т.е. промежуточный между муссонным климатом предгорий и континентальным трансгималайским. Летний муссон приходит сюда через хребет Пир Панджал уже значительно ослабленным, в связи с чем количество осадков значительно меньше, чем на юге, но больше, чем за Гималайским хребтом. В Лахоле это выражается в кратковременных (1–3 дня) периодах обильных дождей. Остатки муссона оседают на южном склоне и перевалах Большого Гималайского хребта, в связи с чем снега на нем гораздо больше, чем на тех же высотах в трансгималайских районах. В Спити и Северном Киннауре осадков мало, в то время как юг Киннаура испытывает воздействие муссона почти в полной мере. В Кашмире лето влажное и жаркое, с дневными температурами до +30С.
Субъективно можно сказать, что климат многих районов северной Индии на удивление близок к российскому. Представление об Индии как о жаркой южной стране (равно как и многие другие ее характеристики) к этому горному району не относится совершенно, а описание трансгималайского климата как «чрезвычайно холодного» происходит от европейских путешественников, рожденных в значительно более мягком климате и прошедших на своем пути действительно жаркий Средний Восток и равнины Индии. На самом же деле южное расположение и высота в значительной степени компенсируют друг друга.
Действительно, средние температуры в различные времена года и сроки наступления раз-личных фенологических явлений оказываются весьма схожими, а вариации климата между различными долинами происходят примерно в тех же пределах, что и между различными регионами России. Если теплые окрестности Леха и долина Набры, где вызревают яблоки и абрикосы, по температурам похожи на Краснодарский край, то холодное по местным меркам нагорье Коржок — на север Архангельской области или Карелии. Длинная и прямая, продуваемая всеми ветрами долина р. Стод (левого притока р. Занскар) сильно напоминает ветреные горные котловины Западной Бурятии. И если в трансгималайских районах основные отличия происходят из-за недостатка осадков, то на южных склонах сходство становится еще более полным. Стоит заменить муссонные дожди в Манали нашим невнятным московским летом, и трудно будет сказать, для какой местности такой климат более типичен.
Растительность и животный мир. Недостаток воды и сильные ветра сформировали на большей части трансгималайских районов горно-степную и горно-пустынную флору и фау-ну. Однако общие черты климата обусловили распространение многих обычных для всей Евразии видов растений и, в меньшей степени, животных. В долинах Ладакха и Занскара в изобилии встречаются тополя, ивы, шиповник, возделываются фруктовые деревья, многие виды декоративных и продовольственных культур: картофель, репа, цветная капуста, горох, рожь, ячмень, цветы и др. В горах можно найти многие знакомые травы, а также растения, чрезвычайно похожие на эдельвейсы, родиолу розовую и дикорастущую землянику. Специфические местные виды встречаются, в основном, среди скудной колючей растительности высокогорных пустынь.
Еще более привычная для нас растительность покрывает южный склон хребта Пир Панд-жал в долине Кулу и, вероятно, в других соседних долинах. За исключением сельскохозяйственных земель, здесь преобладает пышная лесная растительность, чрезвычайно похожая на леса средней России или южной Сибири — с местными видами ели (нечто среднее между нашей елью и пихтой), сосны (среднее между сосной европейской и сосной кедровой сибирской), осинами, кленами. Встречаются даже деревья с корой белого цвета и характерным узором ветвей, похожие на местную разновидность березы. Прямо в парке в Манали (не говоря уже о лесах) растут грибы — моховики, сыроежки, маслята. Из числа специфических местных видов следует упомянуть, в первую очередь, дикорастущую коноплю, в изобилии покрывающую горы выше зоны леса, и разнообразные рододендроны.
В предгималайских районах растительность варьируется между горно-степной и лесной. В Кашмире она близка к долинам Средней Азии. В Лахоле лесная растительность представлена исключительно мягкохвойными деревьями, похожими на тую. В восточном Лахоле, Спити и северном Киннауре снова преобладают безлесные ландшафты.
Животный мир Гималаев более специфичен, особенно в высокогорных районах вблизи китайской границы. Здесь можно встретить ряд эндемичных видов, таких как дикий осел (кианг), черношеий гусь, гнездящийся на озерах Рупшу, и другие. Широко распространены различные виды копытных — диких козлов и баранов в высокогорье, оленей и антилоп в лесной зоне. В Ладакхе сохранились отдельные популяции диких яков и верблюдов, а домашних яков можно встретить на альпийских пастбищах почти повсеместно. Там же в изобилии обитают крупные жирные сурки, очень похожие на монгольских тарбаганов, и более мелкие грызуны. Встречаются волки.
Наиболее редкий и ценный зверь в Гималаях — снежный леопард, или барс, еще сохранившийся в этих труднодоступных горах даже до наших дней. Хотя шансы воочию увидеть его, равно как и обитающего в южных предгорьях лесного леопарда, для праздного и шумного туриста строго равны нулю, в апреле 2000 г. нам удалось найти след очень крупной кошки на снегу выше горнолыжного курорта Соланг, недалеко от Манали. Еще один эндемичный вид — дикий кот Палласа, также обитающий в Ладакхе.
В лесной зоне животный мир более разнообразен. Помимо упомянутых видов, здесь есть бурый и гималайский черный медведи, горная и обыкновенная рыжая лисицы, рысь, несколько видов циветт (семейство хищников, близкое к кошачьим). В низких теплых холмах на самом юге региона можно видеть обезьян и мангустов — порой просто перебегающих дорогу.
Из птиц следует упомянуть различные виды диких гусей, уток и журавлей, обитающих на высокогорных озерах, крупных хищных птиц (золотой орел, гриф-бородач), несколько видов фазаньих в лесной зоне — и, безусловно, крупных и наглых черных ворон, обитающих повсеместно. Ряд видов прилетает в южные предгорья на зиму, пересекая на своем пути Большой Гималайский хребет. (Орнитологи долго оспаривали возможность этого, пока не появились достоверные наблюдения различных видов птиц на высотах более 7000 м.) Другие виды, наоборот, зимой покидают регион, откочевывая на юг Индостанского полуострова.
Гидрография. Некоторые области трансгималайского региона (Самад-Рокчен, Коржок) относятся к областям внутреннего стока, однако большая его часть — к бассейну р. Инд, те-кущей с Тибетского плато через Ладакхкую котловину и далее на запад, в Пакистан. Самый крупный приток Инда — Занскар, осушающий северный склон Большого Гималайского хребта. Более существенную роль, однако, играют многочисленные мелкие ручейки, стекающие с гор. Именно их водой местные жители орошают свои поля; они же служат источниками питьевой воды для туристов. Несмотря на распространенное представление о Ладак-хе и Тибете как о безводной высокогорной пустыне, такие ручьи можно найти в достаточном количестве почти повсюду, включая наиболее засушливые районы на северо-востоке. (Хотя почти повсеместно при планировании дневных переходов необходимо учитывать наличие воды.) Скудная растительность и пустынные ландшафты обусловлены здесь не столько малым абсолютным количеством осадков, сколько сильными ветрами, низкими температурами, большими уклонами и мягкими, рыхлыми песчаниковыми грунтами: вода быстро стекает по узким каньонам или уходит под камни.
С южной стороны с Гималаев стекает ряд рек, наиболее крупными из которых являются Чандра (Ченаб) в Лахоле, Биас в долине Кулу, Рави в долине Чамба, Спити и Сатледж в Спити и Киннауре. Мелкие ручьи также имеются здесь в избытке, однако при планировании маршрутов следует учитывать другую проблему: долины крупных и многих средних рек густо заселены, в связи с чем употребление сырой воды из них может привести к желудочно-кишечным инфекциям.
Питание рек трансгималайского региона, части Лахола, Спити и Киннаура — ледниковое, с паводком в середине лета и хорошо заметными суточными колебаниями уровня. В южных предгорьях — дождевое, с двумя паводками во время весеннего таяния снегов и в период муссонных дождей. В остальных районах (южный Лахол, Кашмир) питание смешанное. В наиболее популярный туристский сезон — в конце лета и в начале осени — уровень воды низок во всем регионе, однако на некоторых маршрутах и в это время могут встречаться сложные переправы через относительно полноводные реки.
Дорожная сеть. Исторически основными путями сообщения в регионе были караванные тропы, соединявшие различные гималайские долины-государства друг с другом, а также с южными и западными равнинами, Памиром, Средней Азией, Тибетом и Китаем. Они про-должают играть заметную роль и сейчас, особенно там, где нет автомобильных дорог, или тогда, когда они закрыты. По ним же проложены многие популярные туристские маршруты.
Строительство колесных дорог в регионе началось в середине прошлого века с дороги Шринагар — Каргил — Лех. Долгие годы она оставалась практически единственной. В годы индо-пакистанского конфликта, очевидно, именно важность сохранения контроля над этой дорогой любой ценой заставила индийские войска удержаться кое-где всего в нескольких километрах севернее нее.
Дорога Лех — Кьеланг — Манали, пересекающая Большой Гималайский хребет и проходящая через несколько перевалов высотой более 5000 м, была построена лишь в 70–80-е годы прошлого века из вполне очевидных стратегических соображений: как резервная на слу-чай конфликта с Пакистаном и как рокада на случай конфликта с Китаем. К этому же време-ни относится строительство нескольких ответвлений от нее в сторону китайской границы и дороги Каргил — Падум. Все эти дороги открываются лишь на несколько месяцев в году, примерно с середины июня по середину октября; в остальное время их ключевые перевалы закрыты снегом. Не исключено, однако, что в будущем они будут использоваться круглогодично или, по крайней мере, в течение более длительного времени. По крайней мере, на базе одного из местных ДРСУ вблизи г. Кьеланг можно было видеть линейку из десятка новеньких шнековых снегоочистителей, явно предназначенную для предстоящей зимы. В настоящее время активное строительство дорог продолжается, в частности, в Занскаре. Возможно, в обозримой (по буддийским меркам) исторической перспективе эта дорога будет выведена на трассу Лех — Манали, чтобы служить резервной на случай неблагоприятного для Индии развития событий в западных мусульманских районах.
С южной стороны Гималаев второй важной дорогой является Манали — Каза — Реконг Пео — Шимла, ответвляющаяся от дороги Манали — Лех в долине р. Чандра сразу после спуска с пер. Ротанг-Ла. С юга эта дорога, судя по литературе, остается открытой большую часть года. Однако пер. Ротанг-Ла и пер. Кунзум-Ла (из долины р. Чандра в долину р. Спити), как и дорога на Лех, открыты только с июня по октябрь.
Население и история. Первые человеческие поселения, обнаруженные в предгорьях Гималаев, датируются примерно 8000 г. до н. э. Едва ли не с этой поры регион северных Гималаев оказался на стыке нескольких цивилизаций и долгие века служил ареной сосуществования различных рас, народов, вероисповеданий — иногда мирного, чаще, как это водится в нашем животном мире, с методичным истреблением друг друга. С юга его заселяли арийские народности Индостана; с запада — персидские и тюркские мусульманские народы (пуштуны, кашмирцы, балтистанцы, таджики и др.); с северо-востока — тибетцы, относящиеся к монголоидным народам.
Однако уникальный ландшафт и климат Гималаев наложили свой отпечаток на эту историю. Большинство крупных долин, будучи в значительной мере изолированными и экономически автономными, как правило, имели своего правителя, армию и существовали относительно независимо от соседей, лишь время от времени подчиняя их себе, впадая в вассальную зависимость, или объединяясь против общих врагов. Поэтому население многих районов образовало замкнутые этнические группы, со своим языком или диалектом, укладом жизни, внешностью и прочими атрибутами. Эти группы в значительной мере сохранились по сей день. Так, проживающее в Ладакхе племя дардов, отличающихся правильными средиземноморскими чертами лица, ряд исследователей считают наиболее прямыми потомками ариев, прародителей всех индоевропейских народов; другие же полагают, что это потомки воинов Александра Македонского, чья армия в IV в. до н.э. достигла, насколько можно судить по дошедшим до нас источникам, долины Кулу.
Общим для всех гималайских государств стало владычество Британской Империи, под которое они все постепенно попали, прямо или косвенно, в XIX вв. н.э. С южной стороны Гималаев английская экспансия происходила через долину Кулу, с западной — через нынешний северный Пакистан, Джамму и Кашмир. В одних районах англичане «договаривались» с местным властителем и постепенно подчиняли его себе, в других осуществляли прямое военное вторжение и сажали своего наместника. Памятником первой тактике стали плавучие дома на оз. Дал в Шринагаре: поскольку местный раджа категорически запретил иноземцам покупать землю в его владениях, англичане, чтобы не осложнять отношений, стали строить дома-лодки на воде. Примером второго варианта является Ладакх, который был захвачен армией английских вассалов в 1830-х годах. Королевское семейство было отстранено от власти и сослано в монастырь Сток, где последний его представитель скончался в 1974 г. Усиление английского влияния продолжалось до второй половины XIX в., когда англичане разграничили области своих притязаний с российскими передовыми отрядами на Памире, а Китай активизировал свое присутствие в Каракоруме. Однако неурегулированные в то время территориальные вопросы и искусственное размежевание вопреки сложившимся районам расселения некоторых народов до сих пор остаются источником конфликтов и на индо-пакистанской, и на пакистано-афганской, и на афгано-таджикской границах.
Пребывание под властью британской короны, однако, не произвело радикальных изменений в жизни Индии в целом и, в частности, гималайских народов. (В отличие от некоторых других колоний, например, Австралии.) Безусловно, это ускорило внедрение европейских технологических, научных и политических достижений, однако многотысячелетняя индийская цивилизация весьма разборчиво попробовала их на зуб и усвоила лишь то, что сочла необходимым; все остальное осталось лишь в стенах технополисов и high-end отелей. Современная Индия — страна контрастов в еще большей степени, чем Россия. Спутниковые антенны, отличная телефонная связь с любой точкой земного шара и доступ в Интернет из какой-нибудь глухой деревни здесь легко соседствуют с изнурительным ручным сельскохозяйственным трудом, лепкой топливных лепешек из кизяка и соломы, и единственной пешей тропой до города. Впрочем, европейцу, а особенно субполярному евроазиату, действительно непросто понять того, кто носит серебряные браслеты на босых ногах.
Большинство населения северных Гималаев по настоящее время занимается патриархальным сельским хозяйством. Постоянные поселения расположены, как правило, в долинах на высотах до 3800–4000 м при наличии воды и относительно горизонтальной поверхности; вся доступная территория террасирована и разбита на небольшие, по 1–5 соток, поля. Возделываются ячмень, овес, картофель, горох, репа, морковь и ряд других культур. В наиболее благоприятных районах, таких как Лех и долина Набры, вызревают яблоки и даже абрикосы. По мере возможности содержится также куры и скот, в основном, овцы и козы.
В высокогорных и/или засушливых районах единственным видом деятельности остается отгонное скотоводство. Овец, коз и яков можно встретить повсюду вплоть до самой границы снега. В частности, многие географические названия, встречающиеся в описаниях маршрутов, представляют собой названия ближайших летних станов и пастбищ. Постоянных чисто скотоводческих селений немного, расположены они лишь в районах с наиболее суровым климатом — такие, как д. Коржок на оз. Цо Морари (4500 м).
Большую роль в экономике региона, особенно Ладакха, Занскара и окрестностей Манали, играет туризм. В Ладакхе и Занскаре преобладает обслуживание иностранных туристов, приезжающих сюда для треккинга, джип-сафари, экскурсий по древним монастырям и просмотра многочисленных фольклорных фестивалей. В Манали, напротив, иностранцы играют отнюдь не доминирующую роль; это всеиндийская здравница, в значительной мере ориентированная на курортников из южных районов страны.
Новейшая история. После обретения Британской Индией независимости и ее разделения на Индию и Пакистан в 1947 г. территориальные конфликты в районе вспыхнули с новой силой. Кульминацией их стали индо-пакистанская и индо-китайская войны в начале 60-х гг., в результате которых Индия лишилась значительной части штата Джамму и Кашмир. Запад и север штата — Гилгит, Балтистан вплоть до хр. Каракорум и китайской границы — оказались оккупированы Пакистаном, в то время как восточные и северо-восточные районы, примыкающие к Тибету — Китаем. Первоначальная северная граница осталась неизменной лишь на отрезке длиной 20–30 км в районе пер. Каракорум.
За прошедшее с тех пор время Индии, несмотря на активные дипломатические усилия и наращивание вооруженных сил, так и не удалось восстановить свой суверенитет над этими территориями, и вероятность этого представляется крайне невысокой по причине примерного равенства сил с обоими ее противниками во всех отношениях: военном, экономическом, дипломатическом. С другой стороны, индийские войска основательно укрепились на своей территории, и повторения 1961–62 гг. едва ли можно ожидать. На востоке, скорее всего, стороны в недалеком будущем зафиксируют нынешний статус-кво в обмен на некоторые уступки со стороны Китая — в первую очередь, прекращение поддержки пакистанской ядерной программы. Возможно, это приведет к открытию для иностранцев некоторых новых районов вблизи китайской границы и даже к разрешению прямых поездок из Ладакха в Тибет.
Ситуация на западной демаркационной линии более сложная. В тылу у индийских войск находятся обширные районы с преимущественно мусульманским населением. Мусульманские религиозные учреждения, различные секты и течения ислама, судя по внешним проявлениям, процветают и пользуются большим влиянием. Среди прочих можно видеть и представителей движения «Талибан» — по крайней мере, было можно в первых числах сентября. Трудно предположить, как поведет себя эта «пятая колонна» в случае реального военного конфликта, который назреет рано или поздно. Кроме того, стратегическая дорога Шринагар — Лех местами проходит буквально в нескольких километрах от линии фронта и исключительно уязвима. Остается лишь надеяться, что последние международные события несколько продлят нынешнее вялотекущее состояние индо-пакистанского конфликта.
Безопасность путешествий. Штат Джамму и Кашмир относится внешнеполитическими ведомствами многих стран (в том числе МИД РФ) к списку потенциально опасных регионов, не рекомендуемых для посещения. Это связано с неурегулированным индо-пакистанским конфликтом, активностью мусульманских сепаратистов, поощряемых Пакистаном и требующих отделения от Индии, межконфессионным конфликтом в Амрисатре, и т.п. В 1995 г. в популярном в то время районе города Пахалгам (к югу от трассы Шринагар — Каргил) имел место захват заложников из числа иностранных туристов, часть из них была убита. Хотя в последние годы подобных инцидентов не случалось и некоторое число иностранцев успешно путешествует по дороге Джамму — Шринагар — Каргил — Лех, а индийские власти ужесточили меры безопасности (в частности, закрыли Пахалгам для иностранцев), питательная среда для терроризма здесь сохраняется и может в любой момент привести к очередному инциденту, особенно в свете нынешнего всплеска террористической активности под национально-религиозным флагом. Поэтому посещение Кашмира и других мусульманских районов на западе Индии в настоящее время сохраняет определенную степень риска.
Сказанное не относится к Ладакху, Занскару и другим районам с преимущественно буддистстким или индуистским населением, и тем более к штату Химчал-Прадеш. Обстановка здесь вполне стабильная, безопасная, а любое посягательство на туристов, если бы оно случилось, было бы однозначно расценено местными жителями как прямая угроза их благополучию. Небольшие мусульманские общины здесь также полностью вовлечены в туристический бизнес, связанную с ним торговлю и т.п., поэтому обладают относительным иммунитетом к ортодоксальным и экстремистским течениям. Таким образом, данные районы вполне благоприятны для путешествий, с единственной оговоркой: желательно избегать проезда через мусульманский Запад. Это не слишком жесткое ограничение, поскольку вместо исторически сложившегося пути через Шринагар в Лех теперь можно воспользоваться прямым авиасообщением, либо дорогой Дели — Чандигар — Манали — Лех. Вместо утомительной поездки из Леха в д. Падум через г. Каргил можно использовать пешие маршруты Ламаюру — Падум, Лех — Падум, или Ламаюру — Рангдум.
Российское культурное наследие. Хотя в регионе оставили свой след многие племена и народы, многие выдающиеся путешественники, русскоязычному читателю интересно будет узнать о деятельности своих соотечественников в этих местах. Наиболее известными из них были художник В.В. Верещагин и многогранное семейство Рерихов — художники, востоковеды, философы.
В.В. Верещагин посещал Индию дважды, в 1873–75 и 1882–83 гг. В его биографии эти путешествия стали естественным продолжением туркестанских — он продолжил маршрут русских военных географов и исследователей, которые ранее были остановлены встречным движением британцев. По Кашмиру и Ладакху он путешествовал в 1875 г., пройдя путь от Шринагара через Лех до тибетской границы в районе оз. Цо Морари. Результатами этой поездки стали несколько десятков картин; к сожалению, значительная их часть в 1930-е гг. была передана из Государственной Третьяковской галереи в музеи ряда областных российских городов и утрачена в годы второй мировой войны.
Грандиозная Центральноазиатская экспедиция Николая Рериха также начала свой путь из Шринагара в марте 1925 г. Достигнув Леха, она направилась через пер. Кардунг-Ла и долину Набры в Кашгарию. Николай Рерих написал сотни полотен, посвященных Гималаям, а долина Кулу стала его родным домом и последним пристанищем. Имение Рерихов находится на горе около д. Наггар (между Манали и Кулу). Ныне это музей, принадлежащий Международному Фонду Рерихов. К сожалению, его экспозиция не слишком обширна, а сам он постепенно вовлекается в повседневную хозяйственную деятельность и утрачивает атрибуты, связанные с деятельностью художника; тем более желательно посетить его, пока он еще функционирует.

pg Пневматические колесные опоры. Мировые производители. Бронирование отелей
mn бабы интим демонстрируют на этом сайте. | Девочки голые видео развратных легкодоступных телок онлайн. | Порно чаты рунетки | Очень возбуждает красивая эротика .

Корзина
Ваша корзина пуста

Поиск

Мини-чат

Друзья сайта
  • meblivam
  • grupa
  • exzilds
  • erick
  • canet
  • diyakov-vlad

  • Copyright MyCorp © 2018
    Создать бесплатный сайт с uCoz
    Проверка тиц pr Счетчик PR-CY.Rank .